Как отличить любовь от зависимости? Где проходит граница между естественным желанием быть с кем-то и патологической неспособностью оставаться в одиночестве? О своем опыте рассказывает журналист Надя Бокоди.

16+
«Я зависима от мужчин»

«Меня зовут Надя, и я созависимая», — так я представилась однажды вечером, стоя перед полным залом незнакомцев. Последнее время на работе в промежутках между совещаниями я постоянно бегала в туалет поплакать. Даже краткая разлука с партнером была для меня невыносимой.

С момента развода прошло уже восемь месяцев, и все это время пустоту, возникшую после ухода мужа, заполняло общение с другими мужчинами — постоянная переписка, свидания в ресторанах, флирт и секс. Я поддерживала отношения как минимум с шестью молодыми людьми. Я отчаянно нуждалась в том кайфе, который приносили вспыхивающий от пришедшего СМС экран телефона и чужая рука на моем бедре. Но наивысшим блаженством было ощущение полной власти над мужчиной в те мгновения, когда я чувствовала на себе всю тяжесть его тела.

Поддерживать отношения со столькими ухажерами сразу оказалось делом утомительным.

Да, было много цветов, ужинов в хороших ресторанах и отличного секса. Но случались и постыдные ситуации, когда я путала имена в постели (после такого отношения уже не спасти). Мне приходилось все время делать болезненную эпиляцию интимной зоны воском, я постоянно балансировала на грани провала: двое ухажеров чуть было не столкнулись друг с другом, когда я совсем обнаглела и назначила два свидания прямо одно за другим.

Я даже хотела, чтобы меня поймали с поличным. Но еще больше мне хотелось остановиться, избавиться от внутренней пустоты, перестать прикрывать зияющую дыру в душе хлипким брезентом, который неизбежно сорвет ветер. Лежать одной в постели, прислушиваясь к бесконечному потоку мрачных и тревожных мыслей, казалось мне невыносимым. Поэтому я подсела не на марихуану, кокаин или текилу. На мужчин. После очередного подобного «запоя» я встретила Кайнена.

Мы перекинулись сообщениями в приложении для знакомств, я ясно дала понять, что терпеть не могу долгие переписки и предпочитаю сразу назначать встречи. «Сначала расскажи что-нибудь о себе», — предложил он. «Давай не будем тратить время и обсудим все при встрече — через час, в баре в центре города», — отрезала я.

Это было его первое свидание. Раньше его отношения с женщинами складывались как-то сами собой

Кайнену было 26 лет (немного младше меня). Амбициозный парень, инженер-строитель, с грубоватым лицом и густой бородой. Решительный взгляд его голубых глаз пронзал насквозь. Одет он был довольно небрежно: толстовка с капюшоном, шорты с карманами по бокам, шлепанцы. Он сидел за столиком один, по выражению на его лице можно было подумать, что он только что услышал ужасную новость. Когда я подсела, он сначала словно растерялся от моего присутствия, а потом вздохнул с облечением.

— Ты настоящая! — воскликнул он и стал с жаром рассуждать о том, что в наши дни на сайтах знакомств одни боты и «разводки». — Я не верил, что на фото действительно ты, уж слишком красивая. И ты сразу перешла к делу. Для меня это впервые, так что я даже и не знал, что и думать.

— Что для тебя впервые?

— Свидания. Никогда раньше у меня их не было.

Да, это и правда было его первое свидание. Раньше его отношения с женщинами складывались как-то сами собой: он знакомился с ними по работе и пропускал «конфетно-букетный период».

После нескольких коктейлей и долгой беседы на всевозможные темы, от политики до предпочтений в мороженом, Кайнен проводил меня до дома, но от приглашения зайти отказался, сказав, что старомоден. Даже с прощальным поцелуем все оказалось непросто: какое-то время мы шутливо препирались, в конце концов он сдался и притянул меня к себе. Поцелуй оказался неожиданно жарким и страстным. Мы стали регулярно встречаться, и впервые за долгое время я ощутила покой. Я перестала жаждать новых романов и вместо этого стала с нетерпением ждать новой встречи с Кайненом.

Но по мере развития отношений все начало выходить из-под контроля. Мне хотелось заниматься с ним любовью по два, три, четыре, пять раз в день. Если получалось реже, мне начинало казаться, что он отдаляется и скоро меня бросит. И неважно, что на пороге меня ждали букеты цветов, а в квартире повсюду были наклеены романтические записки.

Недостатка в признаниях в любви я не испытывала — болезненная пустота в душе была именно из-за нехватки физической близости. Удушающее чувство одиночества расползалось, словно нефтяное пятно в океане, поглощая все на своем пути. Однажды я поняла, что не могу работать, если он ничего не писал мне дольше двух часов. Каждый раз, когда ему нужно было куда-то уехать на выходные, у меня начиналась истерика.

Я осознала, что в 33 года все еще не представляю, что такое здоровые любовные отношения

Наконец случилось то, чего я так боялась. «Ты меня душишь. Я люблю тебя, но не могу так жить», — заявил Кайнен во время очередного скандала, который я устроила, потому что он поздно пришел с работы. Я тоже не была уверена, выдержу ли и дальше такие отношения, и в то же время не могла остановиться. В отчаянии я обратилась к лайфкоучу. Он говорил прямо и без обиняков. Предложив мне салфетки, чтобы утереть слезы, он заметил: «Вы, дорогая моя, глубоко созависимы. И, скорее всего, еще и страдаете сексуальной зависимостью».

Я вернулась домой, сжимая в руке список рекомендованных групп поддержки, одна из которых — «Анонимные созависимые» — сразу привлекла мое внимание. Твердо решив спасти отношения, я пошла на собрание группы.

Чтобы скрыть страх, я делала вид, будто переписываюсь с кем-то по телефону. Вокруг меня оживленно общались хорошо одетые, интеллигентные мужчины и женщины. Туда ли я пришла? Они не были похожи на людей, которым трудно справляться с проблемами в одиночку.

Собрание началось. Новичков попросили поднять руку. Кроме меня, впервые на собрании оказались девушка лет 25 и седой мужчина в костюме. Они пришли сюда по той же причине, что и я. Они тоже не умели быть одни.

Участники по очереди высказывались, а я понимала, что больше не чувствую себя одинокой. Я осознала, что в 33 года все еще не представляю, что такое здоровые любовные отношения, и готова была признаться в этом перед группой. В тот вечер не было обманчивых обещаний скорого исцеления. Мы рассказывали свои истории и обещали вернуться.

Прошло шесть месяцев, и я вернулась. Вернулась в группу поддержки, на терапию и к Кайнену. Только сейчас я начинаю осознавать, что такое настоящая любовь. Ни страстные встречи с незнакомцами, ни группа поддержки, ни любовные записки, которые Кайнен все еще наклеивает на зеркало в ванной, не помогут этого понять.

Найти ответ я смогу, вглядываясь в лицо, которое вижу в зеркале, и слыша твердый голос, говорящий: «Меня зовут Надя, и я лечусь от созависимости».

Источник: The Huffington Post.

Источник: psychologies.ru

ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

двенадцать − 4 =