Моя собака погибла три месяца назад, и я до сих пор о ней плачу. Меня не оказалось рядом, когда она нуждалась в помощи. Если бы я была тогда с ней, то успела бы отвезти в клинику. Никак не могу смириться с потерей.

Ольга, 34 года

Всякий, кто растил, любил и терял домашних питомцев, знает эту боль: взрослые, разумные люди плачут над ними горько и беспомощно. Наши отношения с животными проще, но и надежней, чем с людьми. Собака не изменит и не изменится, в нашей взаимной привязанности не будет тех сложностей и драм, без которых не бывает человеческой любви. К тому же звери зависят от нас, и горе тем сильнее, чем больше человек винит себя за преданное доверие.

Три месяца — это немного. Переживание горя происходит не сразу. Когда человек уже в состоянии думать о том, «что было бы, если бы…», это означает, что процесс идет, а шок и гнев постепенно уходят.

Подумайте вот о чем: когда мы приносим в дом чудесного неуклюжего щенка или котенка, мы приносим и будущее страдание. Словно обязуемся помнить: привязанность чревата болью, а век домашних зверей короче нашего. Взрослые люди, похоронившие четвероногого друга, знают и этот ужас, и это бессилие. Но все равно рано или поздно они тащат за пазухой теплый мохнатый комок. Вновь покупают мисочку и шлейку, и лица их светятся дурацким волнением, когда будущий могучий пес или красавица-кошка делают первые шаги по новому дому. Для тех, кто находит смысл и радость в этом общении, цена высока, но не чрезмерна. Вы, судя по всему, поступите именно так. Не торопитесь: если пытаться утешиться раньше времени, можно почувствовать себя предательницей, а нового пса все время сравнивать с погибшим любимцем.

 

Источник: psychologies.ru

ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

2 × 3 =